Автодилеры в кризис

465

Уважаемые друзья! Для лучшего понимания, какие меры может предпринять авто индустрия в текущие тяжёлые времена, мы обращаемся к крупнейшему кризису современной истории — Великой депрессии. В прошлой публикации, мы рассмотрели как Великую депрессию пережили автопроизводители в США, какие предпринимали действия, и как это на них, в конечном итоге, отразилось. Сейчас мы обсудим, как Великая депрессия повлияла и переформатировала сообщество автодилеров в США.

Итак…  Опять, переносимся почти на сто лет назад, в 1929 год. Продажи автомобилей в США росли 25 из первых 29 лет прошлого века, достигнув своего пика 4,3 миллиона в 1929 году. Автомобильный рынок был,практически, нерегулируемым. Законы о Франчайзинге, лицензирование и другие аспекты промышленного законодательства были в самом младенчестве. И, вдруг, откуда не возьмись, Великая депрессия! К 1932 год продажи автомобилей в США сократилось до 1,25 млн единиц, упав более чем на 70 процентов, и не вернутся к уровню 1929 года до 1949 года.

 

От вершины до дна

Свободные производственные мощности сделали авто производителей зависимыми от дилеров. Ключевая задача авто производителей была сохранить производственные объёмы.

Во время депрессии авто производители в отчаянии заставляли дилеров брать новые автомобили, которые дилеры не заказывали. Авто производители, также, увеличивали количество новых дилеров, в том числе тех, кто продавал автомобили из своего дома, на улице или просто с доступных парковок. Такая тактика стала причиной развития жёсткой конкуренции среди дилеров.

Крупные дилеры, со значительными инвестициями в свои дилерские центры, недвижимость, опытных сотрудников и складские запасы, начали давать большие скидки на автомобили и одновременно переплачивали за автомобили, сданные в трейд-ин, чтобы сохранить продажи новых автомобилей. Но они столкнулись с брокерами и нелицензированными дилерами, с низкими инвестициями, которые мало интересовались территориями продаж, ответственностью перед клиентами и качеством работы.

Конкуренция зачастую перерастала в непродуктивные действия: продажа только за счёт цены, ожесточённые ценовые войны, безудержная переплата за трейд-ин, скручивание одометров, скрытие дефектов или иной обман  клиентов и завышение цен на сервисные услуги.

К 1932 году, большинство дилеров теряли деньги, как на новых, так и на автомобилях с пробегом.  Тяжёлое финансовое положение не обошло и NADA — число членов сократилось до 2000 дилеров, и большинство из них не платили членские взносы.

В мае 1932 года NADA сократила штат в штаб-квартире в Сент-Луисе до трёх сотрудников. Президент NADA Флорис Нагельвоорт сам заплатил за офисное помещение NADA, так как казна ассоциации была истощена.

Национальный закон о восстановлении промышленности

В январе 1933 года, больная автомобильная промышленность стала ключевым компонентом Нового курса, о котором говорилось в законе о Национальном восстановлении промышленности и Национальной администрации восстановления.

Волевая и мощная программа включала создание кодексов поведения для конкретных отраслей и профессий. 400 разных направлений деятельности регулировалось правилами Национального управления по восстановлению, но самым первым был принят кодекс честной конкуренции для розничной торговли автомобилями!

В июне 1933 года президент Рузвельт описал дух Национальной администрации восстановления: «Если все без исключения работодатели в каждой отрасли сейчас покорно объединяться в современные сообщества и согласятся действовать обобщённо, то никто не пострадает и миллионы рабочих, которые так долго лишены права зарабатывать себе на хлеб, смогут снова поднять головы. Задача этого закона,   заключается в том, чтобы ослабить эгоистичные интересы и представить надёжный фронт против общей угрозы».

Прекращение беспощадной гонки в авторитейле могло быть успешным, только если все вместе подчинятся. Обеспечение соблюдения федерального кодекса розничной торговли имело решающее значение.

«Новый курс, с большей социальной и экономической справедливостью, разрушит нашу феодальную систему!» — заявил 30 января 1934 года Джеймс Далтон, редактор журнала Motor и главный докладчик, на ежегодном собрании NADA. «Дилерские йомены в массе приближаются к равенству с фабричными баронами. Впервые, с 1898 года, когда Александр Винтон продал первые автомобили на коммерческой основе, мы в стабильном положении. Ваш бизнес становится законным бизнесом, а не рэкетом. Вскоре среди честных дилеров не останется места для тех, кто инстинктивный вымогатель или не может избавиться от дурных привычек. Такие нарушители становятся нарушителями закона, и с ними нужно обращаться подобающим образом. Обманщики, жулики  и пройдохи должны быть искоренены! Если кто-то из них продолжает в том же духе — отправьте их в тюрьму, где им и место!» Речь Далтона, перепечатанная в бюллетене NADA, звучит резко для современных ушей. Но такая страсть была распространённой во время Великой депрессии.

Контроль и управление были поручены новому президенту NADA, Ф.В.А. Весперу, который вернулся на третий срок после работы в 1918 и 1919 годах. Авто дилеры, создавшие NADA, изначально выступали против государственного регулирования, но после жестокого спада в 1932 году, поддержали необходимость федеральных мер.

В бюллетене NADA от 10 августа 1934 года на первой полосе была размещена колонка с пометкой «личное послание Президента Ф.В.А. Веспера». Заголовок: «Исполнение закона — это ответственность каждого дилера». Веспер занял жёсткую позицию по кодексу, сравнивая нарушителей со знаменитыми гангстерами. «Для единодушного исполнения популярного закона против Джона Диллинджера потребовался весь полицейский состав нации. Другие, ему подобные, всё ещё на свободе». Стратегия сработала! Продажи автомобилей, как и доходность дилеров в США, восстановились.

Авторитейл США после Великой депрессии

Отчаянные времена требовали отчаянных мер. И автосообщество США нашло волю это понять и начать действовать решительно.

Великая депрессия позволила разрозненной автоиндустрии США объединится и сформировать фундамент всех взаимодействий. В 1936 году, когда NADA переехала в Детройт, был сформирован новый законодательный отдел, который занимался лоббированием законодательных инициатив и регулированием взаимодействий в авто индустрии. В дальнейшем в США были созданы и постоянно обновлялись законы о Франчайзинге, лицензировании и регулировании множества аспектов авторитейла, обеспечивающие надёжные механизмы финансового взаимодействия, честную конкуренцию и защиту прав авто производителей, авто дилеров и потребителей.

Всё это позволило создать самый продвинутый и высоко конкурентный авто рынок в мире.

Как эти события можно экстраполировать на текущую ситуацию авторынка России?

Автомобильный рынок России вырос, практически с нуля, за рекордно короткий период, и стал пятым по величине рынком Европы. Это значимое достижение стало возможным благодаря талантам и человеческим ресурсам! При этом в связи с быстрым ростом рынка, не удалось сформировать многие актуальные аспекты законодательства, обеспечивающие честную конкуренцию и эффективное взаимодействие между основными участниками рынка. Отсутствуют важные рыночные механизмы, стимулирующие развитие финансовых секторов и обеспечивающие ликвидность рынка. Государственные программы поддерживают рынок, но имеют ограниченное влияние на его развитие. Во многом, автомобильный рынок России копирует автомобильный рынок США, но идёт с запозданием, в основном из-за отсутствия глубокого понимания взаимодействий между участниками рынка, которые формировались в США десятилетиями.

В России практически отсутствуют законы о Франчайзинге в авто индустрии, законы о борьбе со скручиванием одометра, нет необходимости лицензирования автодилеров и этот список можно продолжать. В значительной мере, текущий статус авторынка России аналогичен статусу авто рынка США в ’30-е годы.

Текущая эпидемия, карантин и кризис могут длиться меньше, могут длиться дольше. Но суть от этого не меняется. Если автоиндустрия России не объединится вместе и не организуется, из текущего феодального, в современный авторынок, со всеми необходимыми регуляторными и законодательными механизмами, то ресурсы дальнейшего органического роста практически исчерпаны.

Россия и россияне, имеют свойство сплотиться в действительно трудные времена и дать достойный отпор обстоятельствам — в истории России достаточно примеров. Почему бы не использовать текущий кризис, как катализатор перемен, и начать с автопромышленности?

Контрибутор: Наумовский Сергей